THE ROLE OF ECOLOGICAL POSITION AND SPIRITUAL VARIABLES IN THE REGULATION OF ENVIRONMENTALLY SIGNIFICANT BEHAVIOUR

 

Karina Baieva

graduate student of the Department of Applied Psychology, V. N. Karazin Kharkiv National University,

Ukraine, Kharkiv

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматривается роль экологической позиции и связи с природой и духовного интеллекта в определении сберегающей или разрушающей направленности экологического поведения. Построена теоретическая модель влияния экологической позиции на экологически значимое поведение через воздействие на связь с природой, духовный интеллект. Связь с природой и духовный интеллект представляются частичками духовного потенциала – внутренними возможностями для реализации собственной позиции в поступках.

ABSTRACT

At the theoretic level in this article is dedicated to the role of ecological position and spiritual variables in determining the conserve or destructive direction of environmental behavior. The theoretical analyses have enabled to develop a scheme of the influence of ecological position on behavior towards the natural environment through impact on connection with nature, spiritual intelligence. Connection with nature and spiritual intelligence are presented as fragments of spiritual potential – internal opportunities for realization of own position in actions.

 

Ключевые слова: экологическая позиция, связь с природой, духовный интеллект, экологическое поведение, биосферные / денежные смыслы.

Keywords: ecological position, connection with nature, spiritual intelligence, environmental behavior, biospheric/monetary senses.

 

Постановка проблемы. Каждый прожитый день несет в себе вызов для современного жителя Земли. Такие вызовы как экологические проблемы требуют внимания из-за глобальных масштабов и угрозе благополучию человека. Все ли принимают эти вызовы? Нет, не все. Масштабность и угроза жизни могут убить желание решать экологические проблемы. Хотя сдерживание экологических проблем находятся под властью поведения человека. Именно, действия каждого землянина являются его персональным вкладом в локальные экологические проблемы в пределах места жительства, и, одновременно, его общечеловеческим вкладом в глобальные экологические проблемы. Выбор как поступать зависит от действующего, поэтому важно изучение внутренней картины ситуации, в которой действия субъекта вредят природе. Отсюда актуально рассматривать экологическую позицию вместе со связанностью с миром и духовным интеллектом в качестве духовных основ продуктивной жизнедеятельности в постоянно меняющихся условиях [2; 3; 9; 14; 15].

Цель. Мы сконцентрируемся на построении теоретической модели экологической позиции в актуализации связи с природой и духовного интеллекта с последующим ее воздействии на экосберегающую и экоразрушающую направленность поведения.

Изложение основного материала. Экологическая позиция проявляется через соотношение биосферных и финансово-экономических («денежных») установок на восприятие экологических угроз [2]. В свою очередь, доминирующий биосферный или денежный смысл наделяет первостепенным значением экосистемы как самоценной основы для существования экологического сообщества или как простого поставщика ресурсов для накопления денег. Важно, что доминирование биосферной ориентации экологической позиции приводит к проэкологическому поведению [там же]. Суть экологической позиции и роль биосферной или денежной ориентации в направленности поведения дает возможность приравнять ее способность «управлять» вниманием и действиями к функциям индивидуальной духовности Р. Эммонса [2; 4]. По Р. Эммонсу, индивидуальная духовность открывает пути для реализации целей через использование самосознания и личных значений [4]. Аналогично, экологическая позиция включает экологическое самосознание, биосферные или денежные смыслы, в результате определяет направленность поведение, воплощающую в действительности одну из целей: сохранение биосферы или денег [2; 4]. Это согласуется с утверждением Д. Зохара: духовный интеллект «ключ доступ» к нашим глубоким смыслам, целям, значимым мотивом [5].

У многих авторов духовность это динамическая целостность Я, где Я человека неделимо и неотрывно от других живых созданий. Трактовка духовности как единства Я и взаимосвязи с живыми созданиями наталкивает на мысль, что переживание общности с экологическим сообществом, свойственное биосферной экологической позиции может стать катализатором духовности [2; 4; 5]. Следовательно, экологическая позиция, вероятно, имеет влияние на духовный интеллект как совокупность развитых умений для использования духовности [2; 4]. Одновременно приняв во внимание истолкование духовности как гармонии/связи с социальным и природным миром можно выдвинуть две гипотезы. Первая гипотеза заключается в том, что влияние экологической позиции на духовный интеллект опосредовано переживанием связи с природой. Вторая гипотеза заключается в том, что духовный интеллект может содействовать проэкологическому поведению, в узком смысле, действиям, направленным на сохранение жизнеспособности биосферы и защиту живого [2; 14; 15]. Гипотезы частично поддержаны эмпирически установленным фактом связи проэкологического поведения с биосферной экологической позицией и мыслю Ф. Воган о том, что люди отвечают на вопросы: «Кто Я?», «Почему здесь?» и «Что действительно имеет значение?», полагаясь на духовный интеллект, отражающий отношения с миром [2; 13]. Ниже представлены обоснования гипотез.

Во-первых, ответы на два первых вопроса в работе Ф. Воган обусловлены идентичностью или связью с природой человека. Устойчивая связь с природой неотрывно от природоохранных ценностей и частого контакта с миром природы [6; 7; 9; 10; 12; 16]. Под связанностью с природой мы понимаем устойчивое чувство связи человека с миром природы, основанное на опыте, глубокой любви к природе, пробуждающее стремление защитить экосистемы от разрушительных воздействий [7; 9; 10; 12; 16].

Во вторых, ценности и желание взаимодействовать с миром заключены в мировоззрении. Экологическая позиция являться мировоззренческой. В силу сказанного, доминирование биосферных смыслов в экологической позиции, вероятно, сопряжено с природоориентированными ценностями и делает взаимодействие и связанность с природой потребностью личности [2; 6; 7; 9; 10; 12; 16]. Рост связанности с природой, по всей видимости, содействует переживанию сострадания, следовательно, развитию духовного интеллекта – умения действовать с состраданием и мудростью, и сохранять «внутренний и внешний мир (невозмутимость)» в различных обстоятельствах в понимании С. Вигглсворт [7; 9; 10; 12; 13; 16]. Духовный интеллект как способность с состраданием и чистим рассудком вести себя в кризисное время, позволит не поддаваться страху из-за масштабности деградации среды, и действовать проэкологически. Стоит отметить, что значимость эмпатии в регуляции экологически ответственных действий отражена во многих исследованиях в области экосбережения [2; 14].

В-третьих, ответы на упомянутые вопросы можно получить, используя описание экологической позиции: 1) «Кто Я?» – маленькая частица природы или один из хозяев природы, обладающий исключительными правами; 2) «Почему здесь?» – для того, чтобы жить и заботится о жизни вокруг или, чтобы жить и заботиться исключительно о своих интересах; 3) «Что действительно имеет значение?» – биосфера, экологическое благополучие или деньги, финансовое благополучие [2; 4; 5; 13]. Таким образом, ожидается, что экологическая позиция как детерминанта, определяющая особенности отражение экологической действительности, актуализирует духовные переменные (связь с природой, духовный интеллект), воздействует на направленность действий в отношении живых существ (рис.1).

 

Рисунок 1. Теоретическая модель влияния экологической позиции на духовные переменные и экологическое действие

 

Согласно рис.1, разделение доминирующей социальной парадигмы, свойственное доминированию денежных смыслов в экологической позиции, способствует получению обрывочных экологических знаний, поскольку в усвоенных социальных представлениях цели экологической устойчивости являются второстепенными. Такие неструктурированные знания о природном мире, сливаясь с включенностью в торгово-денежную систему, мешают субъекту увидеть в нечеловеческих животных – субъектов, тем самым, усиливают чувство отчужденности от природы. Оторванность от природы лишь повысит ценность денег как источника жизнедеятельности и финансового благосостояния, связанных со стремлением сохранить в сначала деньги, затем биосферу. Все это препятствует формированию стойких связей с природой и выходу человека за пределы Я на уровне экологического сообщества, значит духовный интеллект субъекта – сострадание и мудрость в экологических действиях будет проявляться лишь, когда поступки в представлениях субъекта влияют на людей [2; 3; 4; 13]. Наряду с этим, разделение новой экологической парадигмы, свойственное доминированию биосферных смыслов в экологической позиции, облегчает формирование обширных знаний о природных взаимозависимостях и представлению, как важно контролировать рост экологических проблем. Знания в соединении с общностью с экологическим сообществом, вероятно, обусловят соблюдения человеком этических норм относительно всех жителей планеты Земля, а главное развитие связи с природой. Этическое отношение к мировому сообществу и ощущение связи с ним в сочетании с ценностью биосферы, а также экологического благополучия вызовут желание сохранить биосферу. Все это благотворно влияет на переживание связанности с живыми существами и выход человека за пределы Я на уровне экологического сообщества, значит на духовный интеллект – сострадание и мудрость во всех экологических действиях [2; 4; 13]. Впоследствии ожидается, что субъект, включающий в свое Я человеческое общество, ограничивает сферу действие своего духовного интеллекта людьми и склонен экоразрушающему поведению. Параллельно субъект, включающий в свое Я все живое, распространяет действия духовного интеллекта на всех членов экологического сообщества и склонен к экосберегающему (проэкологическиому) поведению [2; 3; 4; 11; 13]. Вышеописанное согласуется с идеей Ф. Воган о том, что духовный интеллект объединяется с адаптацией к стрессовым событиям, если не упускать, что существование экологических угроз являются стрессогенным фактом, экологическое поведение являться формой адаптации к этим угрозам [5; 8]. Здесь стоит отметить, что в рамках концепций исследователей духовной сферы личности – наличие самосознания, осмысленность происходящего, трансцендентность, тенденция видеть связи своего Я с миром, нежелание причинять вред связывают с развитым духовными интеллектом [3; 5].

Выводы и перспективы. Представлена и описана теоретическая модель влияния экологической позиции на поведение в отношении природной среды, через воздействие на связь с природой, духовный интеллект. При этом связь с природой и духовный интеллект рассматриваются в качестве духовных переменных, которые имеют ценностно-смысловую основу, раскрывают позицию субъекта в направленности действий.

Описанная схема нуждается в дальнейшей проверке на эмпирических данных, поэтому не окончательна. Будущие эмпирические исследования должны включать показатель моральной ответственности по причине установленных связей феномена с духовным интеллектом (например, [3]) и влияния экологической позиции на переживание моральной ответственности и вины в ответ на поступки, вредящие природе [1].

 

Список литературы:

  1. Баева К.О. Роль экологической позиции в восприятии поступков, вредящих живым существам // East European Scientific Journal. – 2019. – 1(41) part 5. – C. 36-41.
  2. Кряж И.В. Психология смысловой регуляции экологически релевантного поведения: дис… д. психол. наук. – ХНУ им. В.Н. Каразина., 2013. – 435 с.
  3. Хомуленко Т.Б., Головина Е.Ю., Фоменко К.И. Духовный интеллект как детерминанта моральной ответственности личности // Теорія і практика управління соціальними системами: щоквартальний науково-практичний журнал. Х.: НТУ «ХПІ». – 2014. – № 4. – С. 51-58.
  4. Anwar M.A, Osman-Gani A.AM. The effects of spiritual intelligence and its dimensions on organizational citizenship behaviour // Journal of Industrial Engineering and Management. – 2015. – 8(4). – Р.1162-1178.
  5. Bhullar Dr. A. The Growth of Spiritual Intelligence. Indian Journal of Educational Studies // An Interdisciplinary Journal. – 2015. – Vol.2, No.1. – Р. 2349-6908
  6. Hedlund-de Witt A. Exploring worldviews and their relationships to sustainable lifestyles: towards a new conceptual and methodological approach // Ecological Economics. – 2012. – 84. – Р. 74-83.
  7. Ives C.D., Abson D.J., von Wehrden H., Dorninger C., Klaniecki К., Fischer J. Reconnecting with nature for sustainability // Sustainability Science. – 2018. – 13. –Р. 1389-1397.
  8. Homburg A. Coping with global environmental problems: Development and first validation of scales // Environment and Behaviour. – 2013. – 3. –Р. 754-778.
  9. Lumber R., Richardson M., Sheffield D. Beyond knowing nature: Contact, emotion, compassion, meaning, and beauty are pathways to nature connection // PLoS ONE. – 2017. – 12(5). e0177186. https://doi.org/10.1371/journal.pone.0177186.
  10. Olivos P. Psychometric properties of the Environmental Identity Scale (EID) // Psyecology. – 2011. – 2. – Р. 65-74.
  11. Rezapouraghdam H., Alipour H., Darvishmotevali M. Employee workplace spirituality and pro-environmental behavior in the hotel industry // Journal of Sustainable Tourism. – 2018. –26(5). – Р. 1-19.
  12. Van Egmond N.D., de Vries H.J.M. Sustainability: The search for the integral worldview // Futures. – 2011. – 43. – Р. 853–867.
  13. Vaughan F. What is Spiritual Intelligence? // Journal of Humanistic Psychology. – 2003. –42 (2). – Р.16-33.
  14. Vining J. The connection to other animals and caring for nature // Human Ecology Review. – 2003. – 10. – Р. 87-99.
  15. Wigglesworth C. Spiritual Intelligence and Why it Matters. Bellaire TX.: Conscious Pursuit Inc. 2002.
  16. Zylstra M.J., Knight A.T., Esler, K.J., Le Grange L. Connectedness as a Core Conservation Concern: An Interdisciplinary Review of Theory and a Call for Practice. // Springer Science Reviews. – 2014. – 2. – Р. 119–143.